19 ноября 2018

gallery/yung_k_g юнг

Я лично знакома с людьми, которых вдохновили идеи Густава Юнга - великого психолога, основателя аналитической психологии.

   Мне исполнилось двенадцать лет, когда произошли события, в какой-то степени определившие мою дальнейшую судьбу. Как-то в начале лета 1887 года я вышел из школы на соборную площадь и стал поджидать одноклассника, с которым обычно вместе возвращался домой. Был полдень, уроки уже закончились. Внезапно меня сбил с ног другой школьник. Я упал и так сильно ударился головой от тумбу, что на миг потерял сознание. В течение получаса потом я испытывал легкое головокружение. В момент удара в моей голове вспыхнула мысль: "Теперь не надо будет ходить в школу". Я находился всего лишь в полуобморочном состоянии, но оставался лежать гораздо дольше, чем это было необходимо, главным образом потому, чтобы отомстить моему обидчику. Затем мне помогли подняться и отвели в дом неподалеку, где жили две мои пожилые незамужние тетки.

 

   С тех пор, как только родители посылали меня в школу или усаживали за уроки, у меня начинались головокружения. Я не посещал занятия больше шести месяцев, что было мне на руку - теперь можно было ходить когда хочется, гулять по лесу или у реки, рисовать. Я опять рисовал войну, старинные замки, пожары и штурмы иногда целые страницы заполнял карикатурами. (По сей день, перед тем как заснуть, перед моими глазами проходят эти ухмыляющиеся маски. Иногда мне виделись среди них лица людей, которых я знал и которые вскоре после этого умирали.) Но всё чаще я погружался в таинственный мир, которому принадлежали деревья и вода, камни и звери, и отцовская библиотека. Я всё дальше уходил от мира действительного и временами испытывал слабые уколы совести. Я растрачивал время в рассеяния, чтении и играх. Счастья не прибавлялось. Зато возникло неясное чувство что я ухожу от себя.

 

   Я уже совершенно позабыл, с чего всё это началось, но мне стало жаль испуганных родителей, которые уже начали общаться к самым разным врачам. Те, почесав затылки, отправили меня на каникулы к родственникам в Винтертур. В этом городе была железнодорожная станция, что привело меня нстоящий восторг. Но по возвращении домой всё пошло по-прежнему. Один из врачей решил, что у меня эпилепсия. Я знал, как выглядят эти эпилептические припадки, и про себя посмеивался над этой чушью. Но родителям было не до смеха. Однажды к отцу зашёл его приятель. Они сидели в саду, а я из любопытства подслушивал, спрятавшись за кустом. Я услышал, как гость просил отца: "Ну как ваш сын?" "А, это печальная история, - ответил отец, - врачи уже не знают, что с ним. Они подозревают эпилепсию и это было бы ужасно. Те небольшие сбережения, у что меня были я потерял, и что будет с мальчиком, если он не сможет заработать себе на жизнь?"

 

   Меня как громом поразило. Это было первое столкновение с реальностью. "Что ж, значит, мне придется работать!" - подумал я. И с этого момента я сделался серьезным ребенком. Я тихонько отполз и направился в отцовский кабинет, где достал свою латинскую грамматику и стал старательно зубрить. Спустя десять минут со мной случился самый сильный из моих обмороков. Я чуть не упал со стула, но через несколько минут почувствовал себя лучше и продолжал работать. "Черт побери, я не собираюсь падать в обморок" - сказал я себе. На этот раз прошло минут, прежде чем начался второй приступ. Он был похож на первый. "А теперь ты снова будешь работать!" - приказал я себе, и через час пережил третий приступ. Тем не менее я не сдался и работал еще час, пока у меня не возникло ощущение, что я победил. Теперь я почувствовал себя лучше, и приступы больше не повторялись. Я ежедневно садился за грамматику и несколько недель спустя вернулся в школу. Головокружение прекратились. С этим было покончено навсегда! Но таким образом я узнал, что такое невроз.

 

Источник настроения:

Юнг К.Г. Воспоминания, сновидения, размышления.